Print

Профессор Александр Голубенко: «Верить — значит победить!»

 

Интервью с Заслуженным профессором ВНУ им. В. Даля Голубенко А.Л.

Корр.: Александр Леонидович, мы знаем и уважаем Вашу позицию пенсионера, которую вы шутливо резюмировали фразой: “Интервью я давал, когда мне платили зарплату”. Но все же, своему журналисту, “далевскому”, ответьте с позиции почти полвека проработавшего в университете ученого на несколько вопросов, связанных, прежде всего, с беспрецедентным решением конференции трудового коллектива ДЕТУТа (Державного экономико-технологического университета транспорта) отказать в предоставлении площади для размещения нашего «аналитического центра».

 А.Л.: Отвечу, потому что Вы четко обозначили ключевое слово «беспрецедентно». Действительно, в период, когда на людей нашей мирной страны неожиданно обрушилось это страшное слово «война», когда число жертв уже идет на тысячи, а беженцев из зоны боевых действий – на сотни тысяч, когда появилось и мощно развивается движение волонтерства, взаимопомощи, вдруг такое необычное решение. Я не был на этой конференции, не знаю, какая аргументация там приводилась, знаю лишь результаты голосования. Мнение коллектива разделилось, так как часть коллектива проголосовала за прекращение деятельности ВНУ им.В.Даля в лице аналитического центра (51 – «за»), часть – за заключение договора аренды на выделенные помещения (40 – «за»). Но могу предполагать, в чем дело.

Что такое «аналитический центр», который выселяют? Это 3-5 человек с компьютером, которые осуществляют координацию действий всех преподавателей и структурных подразделений, разбросанных по всей Украине после эвакуации вуза из Луганска, с Северодонецком, куда был ВНУ им.В.Даля эвакуирован, с МОН Украины, с ДАКом, с ВАКом и пр. инстанциями. Они же координировали заседания специализированных советов по защите диссертаций, которых в университете 15, и работу которых не всегда возможно было организовать в Северодонецке (не каждый иногородний член совета и оппонент соглашался ехать в зону АТО), проводили видеоконференции.

Кому они мешали? Да никому! А пользу приносили существенную. Достаточно в качестве свежего примера вспомнить защиты на специализированном совете по специальности «Подвижной состав и тяга поездов» четырех аспирантов, которые проходили как раз на территории ДЕТУТа 15-16 июня этого года. Ведь помимо членов совета и оппонентов в обсуждении новых прогрессивных решений и методик принимали участие также сотрудники ДЕТУТа. И, по высказыванию одного из них, это был настоящий «мастер-класс» для работы диссертационных советов этого вуза.

Да и вообще, приезд ведущих ученых в различных отраслях  знаний в ДЕТУТ хотя бы эпизодически (а спецсоветов у нас, как я уже сказал, 15) – это положительное событие для любого коллектива. В связи с этим, думаю, очень удивится решению конференции один из ведущих профессоров железнодорожной науки Тартаковский Э.Д., который как раз участвовал в работе упомянутого совета 15-16 июня, и который неоднократно инспектировал ранее ДЕТУТ. Почему я так думаю? Да потому, что мы дружим с далеких 80-х годов, когда вместе защищали свои докторские диссертации и совместно участвовали в работе разных советов. Как говорится, знаем друг друга как пять пальцев.

 

Корр.: Так в чем же тогда причина такого голосования: 51 – за «выселение»?

 А.Л.: Думаю, что причина в том, что где-то в апреле стала известна идея, которую до этого обсуждали креативно думающие и заботящиеся о будущем своих коллективов ректоры ДЕТУТа Макаренко М.В. и ВНУ им. В.Даля Поркуян О.В. Это была только идея, которую можно было принять за основу и усовершенствовать. Или вообще не принять, но обсуждать. Во всяком случае, с моей точки зрения, эта идея несла благо и обозначала хорошую перспективу для всех: для факультетов, кафедр, преподавателей, студентов, и в целом для развития обоих вузов. Конечно, можно было предположить, что каким-то образом пострадает управленческое звено, но в силу своей информированности знаю (не «предполагаю», не «думаю»), что и этот вопрос продумывался и решался.

Но коль информация стала уже известна (число лиц, принимавших участие в разработке проекта, расширилось до 6; добавилось по два проректора из каждого вуза), кто-то уже предположил опасность лично для себя и пошли «сигналы»: уже от «студентов», «преподавателей» и пр. в Министерство. Продолжением противодействия стала и эта конференция, которая, как Вы выразились, приняла «беспрецедентное» решение. Это мне напоминает времена, когда дружно осуждали на разных собраниях  Солженицына и Сахарова, которых мало кто тогда читал в оригинале.

Так вот, чтобы не было этого рецидива прошлого, от которого мы, слава Богу, отреклись, передаю Вам оригинал эскизного оформления упомянутой идеи. Опубликуйте, пусть посмотрят профессора, сотрудники, студенты на предмет того, кому от этого плохо, кто ущемлен и почему должна теряться перспектива трансформации в современный вуз, который на Западе получает сейчас распространение в виде Открытого университета.

 

Корр.: Спасибо за переданную схему, опубликуем. Но можно в связи с этим задать еще несколько вопросов?

 А.Л.: Пожалуйста. Раз уж я все равно вышел из того жизненного кредо, которое вы шутливо сформулировали в начале.

 

Корр.: Скажите, пожалуйста, какие новые кафедры, специальности обоих вузов в новой структуре создаются, а какие сокращаются или  упраздняются? Другими словами, какой процент «прожектерства» в этом проекте?

 А.Л.: В том-то и дело, что ни одной новой кафедры и новой специальности в указанной структурной схеме нет. Сохраняются все прежние и никаких несбыточных прожектов, оторванности от действительности здесь нет. Если Вы внимательно посмотрите, в первых двух институтах из входящих в них четырех факультетов три – это калька существующих факультетов ДЕТУТа, плюс факультет экономики и управления ВНУ им.В.Даля; остальные структурные подразделения сформированы на базе существующих институтов, факультетов и кафедр ВНУ им. В.Даля.

Вообще же, для того и передал вам структуру Открытого университета, чтобы не я комментировал, а общественность. Или обратитесь к проф. Поркуян О.В., от которой я впервые услышал о наибольшем в Германии открытом университете в городе Хагене, где она не раз бывала. А показатели их развития впечатляют. Я до этого не слышал об этом вузе, хотя и проработал достаточно долго в Аахенском университете в Германии. Поэтому не понаслышке знаю и считаю традиционную методологию вузовского преподавания этой страны одной из лучших в мире. А может, потому и не слышал, что Хагенского университета в то время (более 30 лет назад) не было, а сейчас – это наибольший Открытый университет Германии. Вот Вам и иллюстрация темпа развития благодаря своевременно выбранной модели вуза.

 

Корр.: Хорошо, подождем комментарии. А как Вы считаете, решена ли задача свести воедино, не дать распасться хаотично эвакуированному летом прошлого года из Луганска мощному вузу? Сложно было это сделать?

 А.Л.: Считаю, в основном, эта задача решена. И сделать это было сложно, Вы правы. Но у людей была цель – сохранить университет и свое имя в нем. А это потребовало осознания каждым важности дисциплины и максимальной отдачи, часто на расстоянии, поскольку преподаватели были разбросаны по всей Украине – когда вопрос самоконтроля и ответственности становился ключевым. И особая сложность в том, что без денег, в чужом городе заниматься эвакуацией вуза, восстановлением кафедр, организацией учебного процесса люди в полной мере не могли просто потому, что им нужно было, прежде всего, кормить свои семьи.

И настоящим штабом для решения названной Вами сложной задачи стали, в первую очередь, все члены ректората, кроме тех, кто остался в Луганске, был уволен или по собственному желанию (два проректора и один декан, которые сменили место работы) или по причине бездействия (один проректор). Последнее – особенно недопустимо было в тот период для руководителя, от которого зависела судьба не только его личная, а (самое главное!) сотен сотрудников университета и тысяч студентов. Ведь человек, у которого осенью были реальные должностные полномочия для спасения университета, не использовал их, самоустранился в самое сложное время, когда требовались его действия, скоординированные с общими усилиями.

Зато появились новые лидеры, новые молодые руководители кафедр, факультетов, институтов, совместные действия которых и спасли университет в тот период. Особенно следует выделить проф. Поркуян О.В., директора Северодонецкого технологического института, на базу которого был эвакуирован ВНУ им. В. Даля. Она сначала возглавила оперативный центр управления университета и фактически во многом способствовала обеспечению  восстановлению учебного процесса. Затем уже в качестве проректора вытянула «заваленную» науку, «бесхозных» аспирантов и докторантов. А уже весной возглавила инициативную группу из шести человек по созданию Открытого университета.

 

Корр.: На Ваш взгляд, основная сложность состояла только в объединении хаотично эвакуированных людей в продуктивно действующую учебную единицу?

 А.Л.: Не только в этом.  Естественно, не хватало и учебных площадей. Ведь до эвакуации университет насчитывал более 50 учебных корпусов и зданий, поэтому пришлось совершенно по-новому перестроить учебный процесс, используя лишь площади двух институтов в Северодонецке и Рубежном. Это обстоятельство, а также значительное территориальное рассредоточение преподавателей и студентов привели к осознанному переходу на дистанционную форму организации учебного процесса с помощью системы Moodle. Это ключевой момент! До этого, с 2012 года, как реакция на информационную революцию ХХI века и с учетом мировых тенденций развития высшей школы, готовился тестовый запуск этой системы в 2014-2015 учебном году: создавались электронные курсы дисциплин, обучили около 600 преподавателей. Не думали, что запускать придется уже в экстремальных условиях. Конечно, курсы пришлось дорабатывать, совершенствовать, но на сегодняшний день мы имеем значительный результат в виде 4 тыс. электронных курсов учебных дисциплин. Многим пришлось осваивать заново систему, поскольку не все преподаватели успели пройти сертифицированное обучение.

Ну, а самым первым результатом, вдохновившим коллектив, была выплата зарплаты. Мы – первый университет из почти 20 эвакуированных из Луганска и Донецка вузов, получивший в октябре финансирование. Стали не только получать зарплату, но и были возвращены все долги (зарплата, отпускные, стипендия) за летние месяцы. Это, безусловно, явилось ключевым сигналом того, что нас поддерживает государство. Люди поверили и вдохновились. На тот момент это еще был и жизненно важный фактор для каждого.

Вторым видимым результатом была организация 11 декабря 2014 г. совместного заседания конференции трудового коллектива, собрания профсоюзной организации и ученого совета ВНУ им.В.Даля (снова-таки в стенах ДЕТУТа), на котором присутствовал один из руководителей Центрального комитета профсоюзных работников образования и науки Украины, возглавляющий сектор высшей школы Цвих В.Ф. Многим запомнилось его эмоциональное выступление, которое попытаюсь процитировать: «Вы – герои нашего времени, Ученые с большой буквы, настоящие патриоты нашей страны, сумевшие мобилизовать все внутренние силы и продолжить заниматься своим делом, несмотря на возникшие трудности. Мне стыдно, что вашими вопросами мы занимаемся не в той мере, в какой вы нуждаетесь…». Конференция проходила с использованием современных интернет-технологий в городах Киев, Северодонецк, Рубежное. Вместо избранных 300 делегатов конференции только в Киев в качестве добровольных участников по зову сердца приехало более 400, что, несомненно, является также реакцией всего коллектива на восстановительную работу университета.

И таких положительных результатов, маленьких побед в прошлом году было достаточно много. Выделил бы еще один интегральный результат: большинство учебных подразделений и преподавателей освоили за год и стали использовать в своей работе современные электронные средства коммуникации, без которых прогресс в развитии высшей школы ХХI века невозможен.

 

Корр.: А дальше, как Вы говорили, появилась новая концепция Открытого университета. Какие перспективы ее реализации?

 А.Л.: Время требует перемен. Несколько схоже звучит мысль: если вам достался лимон – сделайте из него лимонад. Если обстоятельства заставили нас активно включиться в дистанционное обучение – мы должны стать в этом первыми и лучшими. Также, впрочем, как и идея Открытого университета – это способ трансформации с целью дальнейшего развития, на который к 2020 году перейдёт 2/3 вузов мира.

Предварительное обсуждение этой перспективы ректором эвакуированного вуза и ректором ДЕТУТа, конечно же, не подразумевало объединения вузов как таковое в буквальном смысле. Речь не шла о поглощении одного вуза другим, о переподчинении кому-либо, о сокращении или закрытии кафедр. Прежде всего, изыскивалась и рассматривалась обоюдная заинтересованность ДЕТУТа и ВНУ им. В. Даля в совместном сотрудничестве. Ключевое слово здесь не инкорпорация, т.е. не поглощение, а, скорее, альянс – объединение на основе формальных договорных обязательств.

 

Корр.: Объясните, пожалуйста, в чем же взаимная заинтересованность сторон?

 Для ВНУ, имеющего широкие международные связи и многочисленный контингент – около 2 тыс. иностранных студентов (а это значительная часть бюджета вуза!) – в связи с определением зоны АТО остро встал вопрос их сохранения. Это  требовало бы определенной, приемлемой в этом случае, территориальной и материальной базы, пусть и не масштабной, но вне зоны АТО.

В свою очередь, распространение на ДЕТУТ системы достаточно высоких качественных и рейтинговых показателей ВНУ им.В.Даля (даже сейчас, по состоянию на июнь 2015 года, мы занимаем в интегральном рейтинге из 317 вузов Украины 30 место – по версии журнала «Фокус», – плюс  имеем самые высокие для вузов Украины статусные характеристики и плюс наличие сертификатов на конъюнктурные на нынешнем рынке образовательных услуг специальности) решало бы проблему преодоления 6-ти тысячного порога контингента студентов для существования экономико-технологического университета. К тому же, на ДЕТУТ распространялась бы и финансовая помощь Европейского Союза, предназначенная для ВНУ им. В. Даля. Это основные преимущества, помимо других.

 

Корр.: Почему же имеет место несогласие с идеей Открытого университета, противодействие ей?

 Я бы сказал так: креативный подход опытного, грамотного ректора М.Макаренко к перспективному развитию ДЕТУТа, усиливавшему бы через Открытый университет позиции данного вуза качественно при одновременном сохранении самостоятельности учебного заведения, натолкнулся на узость мышления отдельных представителей руководящего звена, предпочитающих избежать перемен и не реагировать на необходимость поиска эффективных предложений по развитию вуза.

Идея Открытого университета в мире не нова, а ее воплощение на основе договорных обязательств в нашем случае укрепляло бы позиции обоих вузов. Кто не понял – не стратег.

 

Корр.: Другими словами, идею губят, даже ее не обсуждая? И, к тому же, выселяют.  Обидно за выселение?

 А.Л.: Вы знаете, нет. Более того, думаю, коллектив ВНУ им. В.Даля  благодарен за предложенную в непростой период поддержку коллектива  ДЕТУТа. А по поводу того, что так получилось, хотел бы вспомнить один из опубликованных в перестроечный период рассказов ранее запрещенного А.Платонова, где он очень хлестко обрисовал обстановку партийного собрания в период построения социализма. На собрании говорят то, что «нужно» и осуждают «политически неграмотных коллег», а после собрания все «политические враги» мирно усаживаются на завалинку и также мирно и бесконфликтно обсуждают массу проблем как политических, так и бытовых. Думаю, что на «научной завалинке» коллеги по учебно-научному цеху найдут много тем для плодотворного обсуждения и взаимной выгоды. Ведь наука не имеет ни границ, ни выделенных помещений.

И если мы приняли дружескую помощь от ДЕТУТа в тяжелый период начала эвакуации, в какой-то мере не воспользовавшись даже более почетными (если можно так выразиться) предложениями от других вузов, включая таких лидеров высшей школы Украины, как КПИ, КНУ им. Т. Г.Шевченко, то это по причине именно близости научных интересов в области железнодорожного транспорта. Ведь и Луганск, и наш ВНУ им. В.Даля очень известны в этой отрасли производства и науки.

За эту помощь и благодарны!

С другой стороны, понятно, что в условиях разворачивающейся предвыборной кампании избрания ректоров, предстоящей как во ВНУ им. В.Даля (вспомните последний ученый совет!), так и в ДЕТУТе, отказ от предоставления ВНУ свободной площади, хоть на условиях коллегиальной поддержки, хоть на условиях заключения договора аренды, – тоже часть чьей-то программы. На мой взгляд, это говорит о следующем: одни в возможном союзе видят только угрозы и риски конкуренции, а другие – стимул к саморазвитию и перспективы роста возможностей.

Предстоит только суметь убедить, что «стакан наполовину полон». А потому имеет смысл говорить о творческом сотрудничестве обоих коллективов. И не только на «научной завалинке».

Все новое должно иметь возможность стать понятным. И не только руководству, но и каждому члену коллективов. Это – залог прогресса и успеха в будущем, и это главная цель любого развития. Не хотелось бы, чтобы в будущем анализе использовался популярный у экономистов термин об «упущенных возможностях» из-за чьих-то личных амбиций.

 

Корр.: И хотя наше интервью так не запланировано долго продолжается, за что я вам благодарна, все же прошу ответить на еще один вопрос. Последний. Как Вы считаете, «сложное» время для университета уже позади, верите ли в «светлый» столетний юбилей вуза, в двукратное тиражирование в 2020 г. еще двух учебных корпусов, которым университет украсил город несколько лет назад?

 А.Л.: Сложное время еще не позади. Но уже можно констатировать, что университет «встал на ноги». Это самое важное сейчас. Налажен учебный процесс, активно возрождается гордость университета – научная работа (даже в этом тяжелом 2014-2015 уч. году защищено молодыми учеными университета 10 докторских и несколько десятков кандидатских диссертаций), получен первый грант Европейского Союза на 530 тыс. евро и т.п.

В университете инициируется еще много планов по международным аспектам сотрудничества, включая создание Открытого университета. Это под силу существующему коллективу. Я уже говорил Вам о ранее малоизвестном в Германии г.Хагене, где расположена база наибольшего и бурно развивающегося немецкого открытого университета, профессура которого рассредоточена по всей стране. Почему мы не можем сделать украинский Хаген в Северодонецке? 

 

В общем, ВНУ им. В.Даля, несмотря на эвакуацию, все равно в числе флагманов, которые презентуют общественности новые прогрессивные идеи, что и характеризует передовые университеты. Основой тому – наличие квалифицированного, молодого, активного и дружного коллектива. Этим мы всегда отличались и гордились: ведь один в поле – не воин, а где единение – там и победа, как говорили древние.

Я, как и многие «далевцы», являюсь патриотом нашего университета (почему и попросил Вас перед началом интервью представить меня лишь как «Заслуженный профессор ВНУ им. В. Даля» и не перечислять мои другие почетные звания и высокие награды, даже такие для меня особо значимые из-за того что получены еще на ранней стадии научной зрелости, как «Заслуженный деятель науки и техники» – 1990г., «Почетный железнодорожник» в двух странах – 1992, 1995гг. и др.). А патриотизм, сплоченность и единение, преданность и вера в правое дело обеспечивают во многом достижение цели. Большинству «далевцев» присущи названные качества, поэтому я тоже верю в успешное будущее Восточноукраинского национального университета имени В. Даля.

Верить – значит победить!

 

 Ирина Ковалева, 26.06.2015г.